30.11.2020
Газета "Коммерсантъ"

«FESCO – очень интересный актив, но переговоров нет»

Глава ГК «Дело» Сергей Шишкарев о дискуссиях с ОАО «РЖД» и новых сделках.

На днях исполнился год с момента аукциона по продаже ОАО «РЖД» контрольного пакета «Трансконтейнера». Его приобрела ГК «Дело» за 60,3 млрд руб., которая потом консолидировала и остальные акции оператора. О том, что за год произошло с «Транс контейнером», как дальше будет развиваться группа, ее взаимодействии с FESCO и ОАО «РЖД», а также об актуальных проблемах рынка железнодорожных контейнерных перевозок «Ъ» рассказал глава ГК «Дело» Сергей Шишкарев.

– Год назад вы купили «Трансконтейнер». Как сейчас работает компания?

– Для меня 27 ноября 2019 года, да и весь период подготовки к аукциону, было очень эмоциональным.

В течение 2020 года группа консолидировала 100% акций «Трансконтейнера». Мы хотим максимально сохранить существующие успешные наработки «Трансконтейнера» и других активов и добавить новые. ГК «Дело» разработала и скоро представит свою стратегию, которая обобщает все наиболее перспективные пути нашего развития, цели и задачи.

– Намерена ли ГК «Дело» покупать FESCO – целиком или долю?

– Вопрос ожидаем, думаю, он один из главных для вас в нашем интервью. В последние два месяца все бизнес-сообщество с беспокойством наблюдает за корпоративным конфликтом внутри и вокруг FESCO. Причины волнения понятны – один из самых крупных контейнерных операторов России мог быть разрушен центробежной силой конфликта, это привело бы к серьезной турбулентности на рынке. И я очень рад, что острую фазу, особенно во Владивостокском морском торговом порту (ВМТП), удалось преодолеть. Конечно, FESCO еще долго будут оправляться от всего произошедшего, и я желаю коллегам побыстрее вернуться в нормальное русло, к плодотворной работе.

Я неоднократно и ранее говорил и сейчас от своих слов не отказываюсь: FESCO – очень интересный актив для ГК, что очевидно даже человеку, далекому от бизнеса контейнерных перевозок. Но на сегодняшний день никаких переговоров по этому поводу группой не ведется. Кроме того, есть масса других интересных активов для нас как в стивидор ном бизнесе, так и в 3PL-перевозках. – Имеет ли ГК «Дело» какое-либо отношение к управлению ВМТП, соглашение о котором FESCO подписало с «Росатомом»?

– Нет, группа никакого отношения к управлению ВМТП не имеет. «Росатом» – огромный конгломерат.

И хотя в нашем капитале он владеет 30% акций головной компании ГК «Дело» – УК «Дело», это совсем не означает, что все решения менеджмента «Росатома» автоматически проецируются на нас. «Росатом» выполняет свою государственную задачу – развитие Северного морского пути. Если посмотреть с этой точки зрения на географию, то решение взять в управление ВМТП становится очевидным и понятным.

– Как в целом у вас складываются отношения с ОАО «РЖД»?

– После покупки «Трансконтейнера» вопрос взаимодействия с ОАО «РЖД» был и остается крайне важным и деликатным. В процессе подготовки сделки мы очень подробно оговаривали все ее условия, включая морально-этическую сторону дальнейшей совместной деятельности.

Считаю, что на сегодняшний день с ОАО «РЖД» у нас выстроены нормальные рабочие отношения.

Вместе с тем в течение года мы дискутировали с железнодорожниками по ряду спорных и не совсем приятных для нас вопросов, включая возобновление перевозки контейнеров в полувагонах, тарифную политику, допуск «Трансконтейнера» к казахстанскому транзиту и, наконец, создание ОАО «РЖД» прямого конкурента «Трансконтейнера». По некоторым проблемам достигнута определенная ясность, другие до сих пор находятся в стадии проработки или отложены.

– Считаете ли вы вероятным, что ОАО «РЖД» действительно создаст собственный аналог «Трансконтейнера»? Как это повлияет на ваш бизнес?

– Полагаю, что время уже ответило на этот вопрос – в ноябре 2020 года зарегистрировано АО «РЖД Бизнес Актив». Исходя из заявленных целей его создания это и есть прямой конкурент «Трансконтейнера».

Группа считает ОАО «РЖД» стратегическим партнером и дорожит долгосрочными партнерскими взаимоотношениями. Поэтому создание нового игрока мы восприняли с большой озабоченностью. И дело не только в потенциальной потере доли рынка и, соответственно, прибыли. Как представляется, такой шаг менее чем через год после приватизации «Трансконтейнера» нарушает дух договоренностей, которые обсуждались на этапе подготовки и проведения конкурса по продаже его контрольного пакета, включая неизменность базовых условий рынка контейнерных перевозок в среднесрочной перспективе. Кроме того, он может дать негативный сигнал участникам рынка, включая иностранных инвесторов, которые потенциально хотели бы участвовать в приватизации государственной собственности под гарантии государства. В нашем случае, как вы понимаете, эти гарантии слегка размылись.

Как представляется, создание ОАО «РЖД» полноценного контейнерного оператора практически неизбежно приведет к монополизации рынка контейнерных перевозок (особенно с учетом доли в нем ОТЛК ЕРА и Федеральной грузовой компании), исчезновению мелких и средних игроков, работающих здесь.

Мы как контейнерный оператор считаем, что этот сектор и так достаточно конкурентен, а роль ОАО «РЖД» гораздо важнее в вопросах, где участие государства критически необходимо. В первую очередь речь идет о развитии железнодорожной инфраструктуры, которая не вполне справляется с растущими потребностями национальной экономики в быстрой и качественной логистике. Ряд вопросов вызывают у нас организационные и юридические составляющие действий по созданию нового оператора. Но сегодня об этом еще рано говорить.

– Насколько опасным для бизнеса «Трансконтейнера» видится разрешение перевозки контейнеров в полувагонах?

– «Опасным», наверное, не совсем верное определение. Как я уже сказал ранее, при приватизации «Трансконтейнера», с ОАО «РЖД» достигнуты договоренности о неизменности базовых условий работы рынка контейнерных перевозок на ближайшие три года. Исходя именно из этих условий, группа согласилась на тот размер обязательного платежа, который зафиксирован в договоре с ОАО «РЖД». Точный размер назвать не могу, но речь идет о десятках миллиардов рублей. Расчеты наших специалистов показывают, что при задействовании в перевозках контейнеров даже 10% простаивающего парка полувагонов потери «Трансконтейнера» приведут к уменьшению этого платежа на несколько миллиардов рублей.

Скорлыгина Наталья