15.04.2021
РИА Новости

Александр Боцан-Харченко: Белград ориентируется на нас, и это хорошо

Глава МИД Сербии Никола Селакович начнет свою поездку в Россию 15 апреля. Одна из тем визита – совместная борьба с коронавирусом. В преддверии этого посол РФ в Белграде Александр Боцан-Харченко рассказал РИА Новости о начале производства вакцины «Спутник V» в Сербии, открытии представительства Минобороны РФ в Белграде, новых проектах российских кампаний и давлении Запада на сербов.

– Господин посол, какая повестка переговоров в ходе визита в Москву главы МИД Сербии Николы Селаковича?

– С одной стороны, это набор тем и вопросов, традиционных для российско-сербских отношений. С другой стороны, самим развитием нашего стратегического партнерства, ситуации в Сербии и на Балканах эта повестка актуализируется. Каждая из тем приобретает новые оттенки.

Министрами иностранных дел будут широко обсуждаться двусторонние связи и их политическая составляющая, наше сотрудничество во внешнеполитической сфере с прицелом на дальнейшее улучшение взаимодействия в ООН и на других многосторонних площадках. Одна из ключевых тем переговоров – Косово, борьба за справедливое урегулирование косовской проблемы, недопущение проникновения Приштины в международные организации.

Говоря о ситуации на Балканах, выделил бы, помимо Косово, еще и Боснию и Герцеговину. Обстановка там продолжает вызывать озабоченность. В первую очередь, речь о проталкивании Западом нового высокого представителя, несмотря на совершенно ясную и диктуемую жизнью необходимость свертывания в БиГ международного протектората. Кроме того, это очередные попытки, которые не скрываются, затеять – именно это слово хочу использовать – конституционную реформу, что в 2009 году и ранее вызывало только обострение противоречий внутри БиГ и между составляющими ее территориальными образованиями – энтитетами. Россия, как гарант Мирного (Дейтонского) соглашения, не против перемен, но исходит из того, что, во-первых, Дейтон должен максимально соблюдаться и, во-вторых, что любые новые договоренности и решения должны опираться на внутрибоснийский консенсус между тремя конституционными народами БиГ и двумя энтитетами.

В плане двусторонних отношений с Сербией приоритетна тематика экономического сотрудничества. Отметим высокую важность приверженности Белграда военно-политическому нейтралитету.

Планируется также встреча господина Селаковича с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

– Возможно ли облегчение мер в связи с взаимными поездками граждан России и Сербии, например, отмена обязательного тестирования на COVID-19?

– У нас нет впечатления, что нормы, необходимые в условиях продолжающейся эпидемии, как-то сдерживают гуманитарные или деловые контакты, обмен делегациями; регулярное авиасообщение с Сербией восстановлено.

– Насколько успешно Россия и Сербия сотрудничают в области противодействия пандемии?

– Год назад в Сербии находилась военно-медицинская миссия по линии Минобороны России, которая помогла на первом, самом тяжелом этапе эпидемии. Дальше взаимодействие последовательно развивалось. Эта тема была одной из ключевых в ходе контактов между президентами России и Сербии. Пошли поставки вакцины «Спутник V» – речь о двух миллионах доз – они будут поэтапно продолжаться. Востребованность нашей вакцины растет повсеместно, приоритетна массовая иммунизация в России, но договоренности будут выполняться, нужды Сербии не будут забыты или отставлены в сторону.

Обнадеживают планы по налаживанию здесь производства российского препарата. На основе «дорожной карты», которую подписали министр промышленности и торговли России Денис Мантуров и министр по инновациям и технологическому развитию Сербии Ненад Попович, на первом этапе – в мае – должны начаться розлив и расфасовка вакцины. Не хотел бы сейчас называть конкретные даты организации производства по полному циклу, но рассчитываем, что запуск линии состоится до конца года. В каком объеме – только ли для Сербии, или большем, для поставок в соседние страны – станет ясно позднее. Такая задача есть, и это один из приоритетов сербского руководства.

– Россия осуществляет гуманитарные поставки вакцин в Сербию или их продает?

– Поставки не идут как гуманитарные, они оплачиваются. Здесь все делается, уверен, на приемлемых условиях.

– Товарооборот между двумя странами в 2020 году пережил существенный спад. По данным сербской статистики, импорт из России в Сербию в 2020 году сократился с 2,5 до 1,56 миллиарда долларов, экспорт из Сербии в РФ – с 977 до 911 миллионов долларов. За счет каких шагов можно компенсировать падение, и что Россия может предложить Сербии в несырьевом секторе?

– Действительно, фон для развития экономических связей был неблагоприятный. Это пандемия, вызванные ей ограничения, соответственно, снижение деловой активности. Естественно, востребованность товаров стала ниже. Это касается и Сербии, и России, и мирового рынка в целом. Среди других факторов, которые дали заметное снижение товарообмена, – падение цен на нефть и газ. Но не следует делать из этого большую проблему. Есть настрой на поиск путей увеличения несырьевого экспорта, наращивания товарооборота.

Если же смотреть в целом, мы все-таки не потеряли качество. Развиваются все ключевые проекты. Ни один из них не заморожен, более того, по всем направлениям соблюдены сроки. Это в нынешних условиях уникальная ситуация.

Прежде всего отмечу модернизацию газотранспортной инфраструктуры Сербии, в результате чего страна сейчас получает газ из «Турецкого потока». Газопровод запущен 1 января 2021 года согласно графику. Нашей совместной компанией «НИС» (NIS, ПАО «Газпром нефть» принадлежит 56,15%, Сербии – 29,87% – ред.) введен в эксплуатацию самый современный в регионе комплекс глубокой переработки нефти. Не было никаких проволочек при поставках российского оборудования по линии «Силовых машин» для реновации ГЭС «Джердап-1» на Дунае. Активно работал «Газпром энергохолдинг», который возводит первую в Сербии парогазовую ТЭС. Продолжалось строительство наиболее сложного с инженерной точки зрения участка скоростной железной дороги Белград – Нови-Сад силами российских железнодорожников.

Ряд новых инициатив рассматривался в ходе визита в Белград в феврале 2021 года замглавы Правительства России Юрия Борисова. Отмечу проект создания в Белграде современного пригородного железнодорожного сообщения по модели Московского центрального кольца. Переговоры пока на начальной стадии, но развиваются очень интенсивно. Ожидаем хорошего результата. Есть перспективные планы в инновационной сфере.

– В марте была опубликована статистика Всемирного банка, из которой следует, что на конец 2019 года Сербия занимала 9-е место в списке российских должников с 770 миллионами долларов. Можете ли подтвердить эти цифры, и какие перспективы урегулирования задолженности?

– Проблемы с задолженностью никогда не было, не являлось это и сдерживающим фактором. В первой половине марта этого года руководителями министерств финансов двух стран было подписано межправсоглашение об урегулировании задолженности Сербии перед Россией по обязательствам бывшей Союзной Республики Югославии. Оставшаяся сумма – порядка 46 миллионов долларов – будет в ближайшие годы выплачена в соответствии с согласованным сторонами графиком.

Что до обязательств Белграда в связи с российскими госкредитами на реализацию инфраструктурных проектов по линии ОАО «РЖД» – первого кредита на 800 миллионов долларов и второго на 172,5 миллиона евро – а также в связи с российским госкредитом для покрытия бюджетного дефицита Сербии на 500 миллионов долларов, который был одобрен в 2013 году, то нет никаких оснований сомневаться в том, что они будут выполнены.

– В конце 2021 года ожидается завершение проекта РЖД по строительству участка скоростной железной дороги Стара-Пазова – Нови-Сад. Российские компании также завершили свои проекты по строительству газопровода от границы Болгарии до границы с Венгрией. Можно ли сказать, что несмотря на выполнение договоренного ранее, не снижаются объемы российских проектов в Сербии?

– Президент Сербии Александр Вучич указывал, что высоко ценит работу РЖД, и что проекты компании – один из главных векторов экономических и инфраструктурных усилий нынешнего правительства и его как президента. Сотрудничество с сербской стороной очень хорошее. Уверены, что наша часть будет завершена в срок, и РЖД продолжит свою деятельность в Сербии.

Выполнены основные работы по модернизации сербской ГТС. Предстоит завершить строительство компрессорной станции, что позволит прокачивать газ дальше в Венгрию. Для Сербии это будет иметь особое значение, потому что она станет транзитной страной. Планируется дальнейшее развитие локальной газовой инфраструктуры. Намечено строительство отвода на Республику Сербскую в составе БиГ.

Объемы российских проектов в Сербии не только не сокращаются, но и нарастают. Упомяну переговоры, которые идут вокруг приватизации нефтехимического предприятия Petrohemija со стороны «НИС». Принципиально этот вопрос обсуждался в ходе встречи гендиректора компании «Газпром нефть» Александра Дюкова с президентом Вучичем, достигнуто стартовое понимание. Сейчас переговоры ведутся на уровне экспертов: российская и сербская стороны заинтересованы в этом проекте, но надо найти консенсус. Это коммерческие переговоры, никаких политических проблем нет.

– Министр по инновациям и технологическому развитию Сербии Ненад Попович в 2019 году заявил РИА Новости, что строительство центра по исследованиям мирного атома в стране может начаться в 2020 году, но потом началась пандемия. На каком этапе сейчас находится проект?

– Да, началась пандемия. Кроме того, в стране прошли парламентские выборы, и необходимая в Сербии процедура ратификации соглашения была перезапущена в связи с формированием осенью 2020 года новых составов сербского парламента и правительства. Надеемся, что вскоре все правовые аспекты будут урегулированы.

На площадке Центра ядерной науки, технологий и инноваций планируется использование атомных технологий в медицинских и других научных целях. Роль «Росатома» ведущая, но это совместный проект, важен вклад обеих сторон.

– По соглашению о военно-технической помощи между Москвой и Белградом российская сторона должна еще передать Сербии свыше десятка танков Т-72МС и машин БРДМ-2. Когда ожидается прибытие партии, и какие еще шаги планируются по линии ВТС?

– Техника прошла проверку качества в России, предстоит ее транспортировка в Сербию. Все происходит в плановом порядке: поскольку для военной техники предусмотрены специальные условия поставки, нельзя сделать это быстро.

– СМИ предполагали, что есть политический момент, связанный с соседней Болгарией, внешнее давление на Сербию, которое мешает ей в этом вопросе.

– Есть давление на Белград, это касается ВТС в целом. Не со стороны Болгарии, конечно, а Запада – США, ведущих стран Европы, всего ЕС – по вопросу сотрудничества Сербии с Россией по этой линии. Особенно со стороны Вашингтона. Это давление возникло не сегодня. Но и в этих условиях мы продолжаем взаимодействие, сербская сторона последовательно выступает за его развитие. Принципиальный момент – наши связи в сфере ВТС осуществляются строго в рамках международных норм, ни для кого не представляют угрозу.

– Ранее были озвучены планы по открытию представительства МО РФ в Сербии, которое бы оказывало поддержку этому сотрудничеству, они реализуются?

– Повторю: Сербия, несмотря на нарастающее давление, сохраняет приверженность всем договоренностям по сотрудничеству в военно-технической сфере с Россией. Среди них – открытие представительства Минобороны России в Белграде. Сейчас проходит окончательное согласование документов. Думаю, до конца года все будет решено. Речь идет о нескольких специалистах, которые будут координировать ВТС. Все планы по развитию этих связей, поставкам техники с нашей стороны сохраняются.

Сербия последовательно укрепляет свою обороноспособность. Это ее суверенное дело. Понимаем, что это необходимо с учетом ситуации в регионе. Белград при этом ориентируется на нас, и это хорошо.

– Как Россия в целом оценивает динамику переговорного процесса между Белградом и косовскими албанцами, и есть ли какой-то способ или механизмы для того, чтобы РФ приняла участие в этих переговорах?

– О динамике говорить не приходится. Ее просто нет, в переговорах застой. Запад ссылался на то, что это связано с выборами, формированием временных институтов власти в Приштине, но сейчас они сформированы, избран так называемый «президент» Косово, а диалог никак не начнется. Заявления, которые мы слышим из Приштины, не способствуют конструктивному развитию процесса.

Отсутствие нормальных переговоров вызвано тем, что нет нужного внешнеполитического давления на Приштину – в основном давление оказывается на Белград. И в Белграде ожидают нового витка давления под предлогом того, что надо выходить на «нормализацию» на косовоалбанских условиях – имеется в виду признание Косово. От Приштины при этом не требуют ничего, хотя там обязаны выполнить ранее достигнутые договоренности по созданию Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Кроме того, урегулирование должно осуществляться на основе международного права, резолюции СБ ООН 1244. Весь опыт работы на косовском направлении показывает, что пока этого не будет, не будет и реальных переговоров. Будет топтание на месте, какие-то пустые раунды диалога «для галочки».

Участие России в первую очередь определяется ролью России как постоянного члена СБ ООН. Это самое важное, ведь косовская проблема – часть повестки СБ. Это гораздо важнее, крупнее и принципиальнее, чем текущие переговоры, потому что при любом развитии диалога возможно только такое решение, которое отвечает интересам Белграда и которое может быть поддержано Советом безопасности ООН. Кроме того, Косово – постоянная тема нашего двустороннего общения с Сербией, координируем усилия в ООН и других международных организациях. При всех нынешних сложностях отношений с Западом косовский вопрос фигурирует в контактах, например, с тем же ЕС. Если Белград будет выступать за какие-то новые элементы в российской роли, то его идеи могут быть рассмотрены, что отмечалось нами в том числе на высшем уровне.