29.06.2021
Журнал "Компания"

Молодо. Зелено. Дорого

Во всем мире все большую популярность набирают «зеленые» ценные бумаги – акции и облигации, выпуск которых связан с деятельностью, направленной на защиту окружающей среды. Такие облигации могут порадовать инвесторов, скорее, экологической направленностью, чем доходностью, а вот «зеленые» акции могут быть еще и очень выгодны.

 

Глобальные проблемы

В XXI веке внимание к окружающей среде и, как следствие, ответственное инвестирование, принимающее во внимание ESG-факторы (еnvironmental, social, governance – экология, социальное развитие, корпоративное управление), становятся все популярнее. Одним из инструментов такого инвестирования являются «зеленые облигации». Они отличаются от обычных тем, что вырученные средства инвестируются в проекты, приносящие экологические выгоды. «Данные показывают, что большинство «зеленых облигаций» финансируют проекты в области возобновляемых источников энергии, энергоэффективности и экологически чистого транспорта», – рассказывает кредитный аналитик «Тинькофф Инвестиций» Михаил Иванов.

Первая «зеленая облигация» была выпущена в 2007 году Европейским инвестиционным банком, выручка была направлена на проекты в области возобновляемых источников энергии и энергоэффективности. С тех пор на этом рынке наблюдается экспоненциальный рост, совокупный выпуск таких бумаг в настоящий момент превысил $1 трлн. «За 2020 год их было выпущено на $269 млрд, а за 3,5 месяца 2021 года – на $90,1 млрд», – говорит аналитик УК «Промсвязь» Илья Голубов. При этом большинство выпусков «зеленых облигаций» номинированы в евро, долларах США или шведских кронах.

«Их эмитенты обычно обещают направлять выручку на финансирование ветряных и солнечных парков, – рассказывает начальник отдела глобальных исследований «Открытие Брокер» Михаил Шульгин. – Также выпускаются «голубые облигации» для финансирования морских проектов, «коричневые», или переходные, бонды для отраслей, пока слишком «грязных», чтобы выпускать «зеленые» бумаги, природные облигации для сохранения биоразнообразия и углеродно нейтральные для достижения нетто-нулевого уровня выбросов». Кроме того, есть социальные бонды, призванные поддержать усилия по решению проблем общества, и облигации, связанные с устойчивым развитием (Sustainability-Linked Bond), которые ориентированы на достижение организацией ESG-целей. Ожидается, что в 2021 году SLB займут до 30 % глобального рынка «этического» долга, объем которого сейчас составляет более $2 трлн.

«На мировом рынке такие облигации находят спрос со стороны специализированных ESG-фондов, которые готовы покупать green bonds с меньшей доходностью, в результате чего стоимость таких заимствований для эмитента ниже, чем по «незеленым облигациям"», – отмечает аналитик «Финама» Алексей Ковалев.

Действительно, доходность «зеленых облигаций» обычно ниже, чем у обычных бумаг того же кредитного качества. Так, в сентябре 2020 года правительство Германии провело «двойной» выпуск суверенных облигаций, состоявший из двух типов бумаг – «зеленых» и обычных. Они имели одинаковые параметры, однако привлеченные средства от «зеленой облигации» были направлены на проекты, призванные смягчить климатические изменения. Интерес инвесторов к ней был выше, и на вторичном рынке бумага торговалась с более низкой доходностью. «Проведенные исследования по этой теме также подтверждают, что доходность «зеленых облигаций» в среднем на 15-20 базисных пунктов ниже, чем доходность обычных облигаций как на первичном, так и на вторичном рынках», – рассказывает Михаил Иванов.

До 2018 года такой связи не наблюдалось, и доходность «зеленых» на вторичном рынке, как правило, была схожа с обычными облигациями. Связано это может быть с тем, что инвесторы в первую очередь смотрели на кредитное качество компании и лишь потом на экологичность. Кроме того, как показывает практика, многие фонды не спешат инвестировать во все «зеленые облигации» ввиду того, что некоторые компании могут быть абсолютно не экологичными, хотя и привлекают деньги под «зеленые» проекты. Примером могут служить нефтяные компании, которые привлекают средства на проекты, связанные с возобновляемыми источниками энергии.

Более $4 трлн находится под управлением международных инвесторов, которые обязались сделать свои портфели углеродно нейтральными к 2050 году.

112 стран и Европейский союз обязались стать углеродно нейтральными к 2050 году.

1927 компаний по всему миру заявили о своих планах достичь углеродной нейтральности.

Если рассматривать плюсы и минусы инвестирования в «зеленые облигации», то, несомненно, стоит отметить экологичность и благоприятное влияние на климат. Инвестор не только зарабатывает деньги, но и улучшает окружающую среду. В текущих реалиях эта тема становится все популярнее, что лишь увеличит объем заимствований под «зеленые» проекты в будущем. Кроме того, вероятно, «зеленые» бумаги менее подвержены распродажам на рынках, что может поддержать котировки в случае непредвиденных шоков. Из минусов для инвестора можно лишь отметить, что доходность «зеленых облигаций» ниже сопоставимых аналогов.

«Современные инвесторы предпочитают вкладывать в компании, которые заботятся не только о прибыли, а и об окружающей среде. В результате спрос на «зеленые» бумаги выше, и эмитенты таких выпусков имеют возможность привлечь долг по более низкой ставке», – также отмечает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Игорь Галактионов. Но, по его мнению, другой гранью является постепенное ужесточение регулирования в сфере экологии, особенно это касается США и Европы. Для инвесторов покупка «зеленых» инструментов дает возможность снизить экологические риски. Ярким примером таковых может служить авария на предприятии ГМК «Норильский никель» в 2020 году, из-за которой компания выплатила большой штраф. Кроме того, для эмитентов выпуск «зеленых облигаций» позволяет сформировать статус компании, заботящейся об экологии, что может позволить рассчитывать на определенные «бонусы» и со стороны регуляторов в виде различных субсидий и льгот.

Основным триггером интереса к «зеленым» акциям именно в конце 2020 года стала победа Джо Байдена на президентских выборах в США. Его предвыборная программа предполагала обширную поддержку альтернативных источников энергетики. Official White House Photo by Adam Schultz.

 

Российские решения

«В России ESG-повестка звучит все громче, набирает актуальность, но пока мы заметно отстаем от западных стран», – считает Михаил Шульгин. Тем не менее в марте РЖД разместили «зеленые» бессрочные облигации на сумму 250 млн швейцарских франков с доходностью 3,125 %. Практически одновременно стало известно, что и Москва планирует впервые выпустить такие ценные бумаги. Привлеченные за счет размещения займов деньги будут направлены на финансирование важнейших городских инфраструктурных проектов, остановить которые для города было бы дороже, чем реализовать за счет заемных средств. Банк России сообщал, что проводит консультации с Минфином о выпуске «зеленых облигаций» федерального займа.

В мировой практике, чтобы иметь право быть отнесенным к категории «зеленых», выпуск облигаций должен соответствовать принципам GBP (Green Bond Principles) от международной организации International Capital Market Association (ICMA). «Соответствие этим принципам проверяет специальная компания-верификатор, которая действует по принципу кредитного рейтингового агентства и часто бывает сформирована на базе последнего», – рассказывает Игорь Галактионов. В России же в 2020 году была разработана национальная нормативная база, которая позволяет идентифицировать выпуск как «зеленый». В целом она повторяет принципы GBP за исключением некоторых особенностей. В качестве верификаторов выступают в том числе рейтинговые агентства АКРА и «Эксперт РА». Функции методологического центра по внедрению современных практик ESG на российский рынок взял на себя ВЭБ.

При этом, по мнению Михаила Шульгина, пока в России в «зеленой теме» отстает законодательство. Минэкономразвития разработало законопроект, в котором предлагается методология отнесения проектов к «зеленым» («таксономия «зеленых» проектов»), а также описание механизма их верификации. Но пока документ проходит стадию согласования в профильных ведомствах.

В 3 трлн рублей оценивает Минэкономразвития РФ сферу «зеленых» технологий до 2023 года.

$2 млрд составляет объем рынка устойчивых облигаций в России против $2 трлн в мире.

При этом Московская биржа при поддержке Минэкономразвития еще в 2019 году создала Сектор устойчивого развития, который состоит из трех самостоятельных сегментов: «зеленых» облигаций, «социальных» облигаций и национальных проектов. Пока сектор включает бумаги таких эмитентов, как ФПК «Гарант-Инвест», ООО «СФО РуСол 1», СФО «Социального развития», ООО «Транспортная концессионная компания», ПАО КБ «Центр-инвест», SovCom Capital и ПАО «МТС». В начале 2021 года на российском рынке было представлено всего чуть более 10 «зеленых» выпусков, причем львиную долю в объеме размещения составляли обязательства РЖД.

Смысл «зеленой» проблематики в России состоит в том, что через сертификацию по определенным экологическим параметрам можно получить господдержку, считает Алексей Ковалев. Так, в мае 2019 года правительство приняло механизм господдержки «зеленых облигаций». Предполагается, что эмитенты смогут получить до 90% компенсации на выплату купонного дохода для инвестпроектов по внедрению наилучших доступных технологий, которые будут использовать российское оборудование. Для остальных субсидия составит 70% затрат.

«Хотя некоторые наши банки и инвесткомпании стараются следовать мировым практикам и принимают собственные стратегии ESG-развития, все-таки есть некоторые сомнения относительно наличия в нашей стране значительной базы внутренних инвесторов, готовых покупать бонды на миллиарды рублей по пониженным ставкам только потому, что эти облигации – «зеленые», – добавляет Алексей Ковалев. – Поэтому, видимо, при размещении таких бондов эмитент будет ориентироваться в той или иной мере на господдержку. Кстати, помощь в софинансировании купона со стороны государства теоретически может дополняться послаблениями по налогообложению доходов от инвестирования в такие облигации – то есть поддержкой спроса на такие инструменты».

 

Частные инициативы

Если на долговом рынке «зеленость» ценных бумаг определяется, исходя из проекта, на который привлекается финансирование, то на рынке акций все зависит от «экологичности» компании-эмитента в целом. «Основным критерием отнесения к «зеленым» здесь можно назвать принадлежность компании к определенной отрасли и ее продуктовую линейку», – говорит Илья Голубов. В качестве примера он приводит производителя электромобилей компанию Tesla, капитализация которой уже превысила $725 млрд. Совокупная же капитализация компаний «зеленой энергетики», занятых в производстве солнечных батарей, ветряков и т.д., колеблется в районе $700 млрд. Cтоит отметить, что почти половина этих компаний – из КНР.

«Строгой и общепринятой методологии в классификации «зеленых» акций пока не существует, – рассказывает руководитель отдела по инвестиционному консультированию «Тинькофф Инвестиции» Кирилл Комаров. – Существует отраслевая классификация – BICS, – наиболее часто применяемая в инвестировании, в ней выделяются субиндустрии, связанные с возобновляемыми источниками энергии, например генерация солнечной энергии или производство оборудования для геотермальной энергетики. Однако в данной классификации «зеленый» признак стоит не на первом и даже не на втором плане: важнее род деятельности, будь то энергетика, ЖКХ, промышленность или другая отраслевая характеристика, и «зеленые» компании рассеяны по различным отраслям/суботраслям».

До $158 млрд за 2020 год вырос глобальный рынок устойчивых синдицированных кредитов, показав годовой прирост 15%.

25% всех выпусков в евро со стороны финансовых институтов проводятся в том или ином ESG-формате.

Вместе с тем ничего сложного в определении «зеленых» акций нет: это акции компаний, существенную часть выручки которых напрямую или косвенно занимает чистая энергетика, не оказывающая негативного влияния на экологию. Это может быть генерация, транспортировка, переработка, обслуживание солнечной, ветровой, водородной энергии, а также компании, специализирующиеся на сопутствующих услугах для «зеленых» проектов. В целом по такому принципу формируют свои индексы рейтингово аналитические компании, например S&P (индекс S&P Global Clean Energy, на основе которого формируется самый крупный ETF на «зеленую» энергию – ICLN).

Важным отличием «зеленых» акций от облигаций является то, что компании нужно полностью ассоциироваться с чистой энергетикой. Например, если нефтедобытчик выпускает облигации под финансирование проекта по развитию водородного проекта, эти облигации являются «зелеными». Но сама компания, бóльшая часть выручки которой генерируется за счет добычи нефти, и ее акции не могут считаться «зелеными». Стоит отметить, что инвестирование в такие акции не эквивалентно принципу ответственного инвестирования ESG, поскольку не учитываются факторы социальной ответственности и качества корпоративного управления.

«При прочих равных современный инвестор предпочтет инвестировать свои деньги в акции более экологичных компаний», – полагает Игорь Галактионов. В частности, потому, что таким образом он может снизить риски из-за возможных штрафов со стороны регуляторов за экологические нарушения компании. Чем внимательнее компания относится к окружающей среде, тем меньше риски, что в процессе ее деятельности произойдет экологическая катастрофа и ей придется в экстренном порядке тратить ресурсы на ее устранение.

В «зеленых» историях с точки зрения перспектив все очень неопределенно и построено, скорее, на оптимистичных ожиданиях, считает Михаил Шульгин. У таких компаний высокие мультипликаторы и очень высокая волатильность стоимости акций. «Рыночные настроения относительно таких компаний могут меняться очень стремительно, поэтому обычно мы не рекомендуем неквалифицированным инвесторам добавлять в свой портфель подобные бумаги», – добавляет эксперт. При этом он отмечает, что желающие инвестировать в «зеленые» бумаги могут в качестве альтернативы выбрать один из специализированных ETF-фондов. Например, iShares Global Clean Energy ETF – фонд, в основе которого глобальный индекс чистой энергии S&P (S&P Global Clean Energy Index). Данный индекс отражает результаты роста или падения стоимости акций примерно 30 компаний, связанных с чистой энергией.

iShares Global Clean Energy ETF за последний год принес инвесторам доходность свыше 100%, отмечает руководитель отдела анализа акций «Финама» Наталья Малых. «Мы видим ясный тренд на увеличение «зеленых» мощностей в США на фоне ускорения тренда декарбонизации, и американские коммунальные компании включают в свои инвестиционные программы расходы на строительство данных мощностей, – говорит она. – Кроме того, на биржах США присутствует немало сервисных компаний. Декарбонизация поддерживается не только правительством и бизнесом, но и инвесторами. К «зеленым» компаниям явно виден позитивный сентимент со стороны инвесторов, и на бирже они торгуются с премией относительно своих более традиционных аналогов».

Кирилл Комаров также обращает внимание на iShares Global Clean Energy как на индикатор интереса к «зеленым» акциям. В последнем квартале прошлого года и первом квартале нынешнего этот ETF получил рекордные притоки средств инвесторов, по более чем $2 млрд в квартал. И это при том, что до этого времени за всю историю фонда с 2008 года накопилось активов лишь на $1,5 млрд. Основным триггером интереса к «зеленым» акциям именно в конце 2020 года стала победа Джо Байдена на президентских выборах в США. Его предвыборная программа предполагала обширную поддержку альтернативных источников энергетики. «Вследствие того, что «зеленая» энергетика только зарождается и любые крупные инвестиции в нее трансформируются в высокие темпы роста, рынок вправе требовать и более бурный рост цен «зеленых» акций», – полагает Кирилл Комаров.

Вместе с тем он отмечает, что менее зрелые инвестиции с высокой потенциальной доходностью предполагают и более высокий риск. «Стратегически «зеленые» акции выглядят крайне привлекательной инвестицией на долгосрочном горизонте: как минимум до 2030 года. Однако тактически после ралли 2020 года данный вид акций выглядит крайне дорого по мультипликаторам, пока не предлагая соответствующие темпы роста. А для сильных темпов роста необходимы гигантские инвестиции в развитие данного сектора – именно в реальные активы, а не в их акции, – говорит он. – Сейчас тренд на «зеленую» энергетику явно находит слишком сильный отклик у инвесторов, и все подобные акции уже выросли довольно сильно на ожиданиях светлого и возобновляемого будущего. На наш взгляд, сейчас они уже торгуются довольно дорого по отношению к реальным перспективам роста финансовых показателей в ближайшие годы».

Что касается России, то у нас «зеленых» эмитентов акций немного. Из крупных эксперты выделяют «РусГидро» и «Энел Россия» (последняя после продажи Рефтинской ГРЭС сделала ставку на ветровую энергию). При этом, по мнению Михаила Шульгина, крупнейшие российские компании будут вынуждены ускорить внедрение ESG-принципов в корпоративное управление, поскольку западные фонды уже стали выходить из акций компаний, у которых таких принципов нет. Также он обращает внимание на результаты недавно проведенного рейтинговым агентством «Эксперт РА» опроса, который показал, что только несколько российских компаний, которые в первую очередь работают с западными рынками капитала, успели получить ESG-рейтинги или занимаются их получением. Большинство же опрошенных агентством компаний не уделяют этой повестке вообще никакого внимания.

Петр Рушайло