06.09.2021
РИА "РБК"

Сергей Шойгу – о новых городах в Сибири. Полная версия

Исполнительная дирекция Русского географического общества передала письменные ответы Сергея Шойгу на вопросы РБК о программе развития агломераций в Сибири.

Почему вы связываете развитие Сибири со строительством новых городов? Целесообразно ли это в условиях оттока населения?

– Хочу сразу уточнить. На встрече с представителями научной общественности Сибирского отделения РАН я дословно сказал о назревшей необходимости строительства в Сибири трех-пяти научно-промышленных центров с населением от 300 тыс. до 1 млн человек. Именно научно-промышленных и экономических центров. Они как раз должны будут стать новыми полюсами притяжения как для населения всей России, так и для наших многочисленных соотечественников в странах СНГ и дальнем зарубежье.

Такие центры дадут мощный импульс развитию Сибирского региона и в конечном счете – устойчивому развитию российской экономики.

Речь идет не просто о строительстве в тайге новых населенных пунктов, а именно о развитии сибирских макрорегионов и всей страны.

В последнее десятилетие по поручению президента активно осваивается Северный Ледовитый океан – я сейчас говорю прежде всего о развитии Северного морского пути и инфраструктуры на северном побережье России, включая мощную систему безопасности.

В прошлом году президент утвердил Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года. Этот документ определил основные задачи и цели органов власти. Многое касается и обеспечения национальной безопасности Арктики, чем Минобороны последовательно занимается уже не первый год.

Вспомните пророческую мысль Михаила Ломоносова: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном. И достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке». Я убежден, что Ломоносов неслучайно Сибирь и Северный Ледовитый океан написал через союз «и». Их следует развивать вместе, а не раздельно. И потому фокусирование на развитии Сибирского региона сегодня своевременно и обоснованно.

Такой подход позволяет решить одну из ключевых стратегических задач, поставленных президентом, – об уменьшении диспропорций в развитии западной и восточной части страны.

Осенью прошлого года правительство утвердило Национальную программу развития Дальнего Востока. Без включения в решение этой стратегической задачи программы развития Сибирского региона сделать это будет гораздо сложнее.

Зато эффект, который даст ускорение экономического развития Сибирского региона, безусловно, окажет сильное положительное влияние на выполнение уже реализуемых программ развития Дальнего Востока, Севера и всей нашей большой страны.

Просчитан ли экономический эффект развития агломераций?

– Начнем с того, что Сибирь – это географический центр самого крупного континента – Евразии. Через этот регион проходят ключевые транспортные пути страны: от Транссиба до транссибирских авиамаршрутов. Сибирь является ключевым связующим регионом между Арктикой, Дальним Востоком, Центральной Азией и европейской частью России.

Сегодня Сибирь является центром добычи нефти и газа. Здесь основные залежи природных ископаемых, драгоценных и редкоземельных металлов.

Экономический потенциал центральной части Сибири, где имеется оптимальное сочетание недр, водных, лесных ресурсов, энергетики, значительный научный и промышленный, транспортный потенциал, остается нераскрытым.

При этом на Сибирь приходится более 40% лесных территорий России, уникальные горные территории, прежде всего Саяно-Алтайская и Байкальская горные области, бассейны крупных рек и озер. На территории Сибири расположены бассейны четырех из пяти крупнейших рек России – Енисея, Оби, Лены и Амура, а также 35 больших озер, семь из которых входят в число крупнейших в России. Среди них – озеро Байкал, Телецкое озеро в Горном Алтае, Пясино, Хантайское и Таймыр в Красноярском крае, Чаны в Новосибирской области, Убсу-Нур в Туве. Экологически чистые природные территории дают возможность развития важнейших секторов экономики будущего – сельского хозяйства с экологически чистой продукцией, туризма, включая спортивный, экологический и культурно-познавательный.

(...)

Регионы Сибири богаты не только запасами стратегически важных полезных ископаемых, но и солнечной энергией. Например, Иркутск и остров Ольхон на Байкале, Республика Алтай входят в число наиболее солнечных регионов России. Это создает возможности для развития возобновляемой энергетики, экологически чистых производств, не производящих выбросы парниковых газов.

Сибирь до сего времени выполняла в основном функцию восточной кладовой страны: здесь добывались нефть и газ, выплавлялся алюминий и находится большое число предприятий ОПК. Регион чувствовал себя в прежней модели геоэкономики уверенно.

Но центр мировой экономической активности переместился с Запада в Азиатско-Тихоокеанский регион, с центром в Китае. А с ним Сибирь граничит на юге, в Алтайском крае.

Уже сам по себе факт такого расположения является важным фактором экономического роста региона.

В чем, на ваш взгляд, причина сравнительно низких темпов экономического роста и уровня жизни в Сибири при наличии природных ресурсов?

– Вы подошли к сути. Экспорт природных ресурсов в Азиатско-Тихоокеанский регион и прежде всего в Китай уже идет. Но это дает недостаточный эффект для экономического развития региона. Экспорт полезных ископаемых не требует большого населения, квалифицированных кадров инженерного профиля, а также школ, университетов, где они готовятся. И крупных современных благоустроенных агломераций тоже.

Все это привело к тому, что начиная с 1990-х годов в Сибирском регионе наблюдается отток населения в европейскую часть страны.

Причина этого – в преобладании, как я уже сказал, в экономике Сибири добычи ресурсов и производства продукции нижних переделов, которые преимущественно организованы вахтовым способом.

То есть добываем металл, отливаем чушки и гоним на экспорт.

Задумайтесь, почему мы должны из Сибири почти 90% меди отправлять за рубеж? Почему мы не можем делать из этого электродвигатели, которые приходят к нам потом из-за рубежа. Почему мы 60% алюминия, который производят наши красноярский алюминиевый, саянский алюминиевый, ангарский алюминиевый, теперь уже и богучанский, отправляем в чушках на экспорт? Расширение производств алюминийсодержащей продукции более высокого передела – металлоконструкций, автомобильных деталей, проволоки и много чего еще позволит увеличить экспортные доходы в разы. Я вам приведу и такой пример: биржевая стоимость тонны алюминия в чушках сегодня около $2,5 тыс., а стоимость самолета из этой же тонны – миллионы долларов.

Регулярно слышим из новостей: «Ах, негодяи, кругляк отправляют на экспорт». А куда? Ну куда его еще отправлять? Покажите комбинаты в Сибири, которые его возьмут в переработку. Их начали строить в советское время, чтобы делать ДВП, ДСП, фанеру, картон, клееный брус, палеты, паркетную доску, строительные конструкции... Но сейчас их практически нет. Даже выпуск на экспорт обычной фанеры по стоимости кубометра более чем в 6 раз превосходит стоимость того же объема необработанной древесины.

У нас беспилотники на аккумуляторах появляются, машины ездят на аккумуляторах. А они из чего делаются? Кобальт, никель, литий. Все это в достатке имеется в Сибири. Почему аккумуляторы, то есть продукцию высоких переделов, там же не производить?

Разве мы утратили способности к сложным разработкам для организации в Сибири выпуска такой продукции?

Уверяю вас, нет. В ходе своей недавней поездки в Сибирь, встреч с руководителями субъектов Федерации, крупных предприятий, учеными еще раз в этом лично убедился. Сибиряки готовы развивать свой регион. Все что им требуется – государственная поддержка.

Новые города должны появляться синхронно с созданием в Сибири новых научно-промышленных центров. И бояться этого не нужно. Если бы этого боялись в прошлом, то не было бы ни Набережных Челнов с КамАЗом, ни Тольятти с «Жигулями», ни Дивногорска, Братска, Волжского, Зеленограда, Магнитогорска, Ангарска... Перечислять можно долго. Это те самые научно-промышленные центры, о которых мы сейчас говорим. Решение это явно перезрело. Посмотрите, космодром Восточный. Скоро уже пилотируемые полеты пойдут, а город Циолковский, по сути, еще не начат.

В Российской империи с доминированием в экономике тогда до 95% сельского хозяйства и, соответственно, крестьянского труда к 1916 году насчитывалось 666 городов.

А в результате советской индустриализации, создания с нуля новых промышленных районов, развития центральной промышленной зоны, освоения Севера, Сибири и Дальнего Востока к 1991 году в СССР было уже около 2200 городов разных категорий... Из них только с 1956 года до начала перестройки появилось более 600 городов. А потом, вы знаете, как отрезало...

Как решать проблемы экологии при строительстве городов вблизи промышленных предприятий, например угольных разрезов или нефтегазовых месторождений?

– Добывать и вести первичную обработку сырья, конечно, можно и вахтовым методом. А организация глубокой переработки требует современных экологичных технологий, подготовки кадров, научных исследований. Следовательно, должны появиться не только современные предприятия, но и новые вузы, научно-исследовательские организации. Вот тогда мы получим устойчивое развитие Сибири, которое создаст фундамент для развития ее экономики как минимум на 20 лет вперед.

Сегодня речь идет о создании в Центральной и Восточной Сибири промышленных и экономических центров, которые будут профилированы в зависимости от имеющихся в этих районах энергетических, транспортных и ресурсных мощностей с одновременным благоустройством существующих населенных пунктов и строительством новых агломераций для проживания там людей.

Экспорт и движение населения сейчас ограничены перегруженной или даже отсутствующей транспортной инфраструктурой. Какие варианты расшивки узких мест вы видите?

– Транспорт и логистика как для людей, так и для товарных потоков – крайне важный вопрос для Сибири. Для людей, с учетом региональной специфики, огромное значение имеет развитие локальной, региональной и малой авиации. Пассажирское авиасообщение нужно довести до такого уровня, чтобы для жителя Кодинска или Богучан, например, было обычным делом слетать по делам в Красноярск и обратно – и все в течение дня.

Необходимо развитие железнодорожного транспортного коридора. Сибирь издавна была частью Великого шелкового пути. Здесь уже проходит Транссибирская магистраль, которую нужно модернизировать, перевести полностью на электротягу или на сжиженный природный газ, как альтернативу электрификации БАМа, построить необходимые вторые и третьи главные пути, мосты, тоннели.

Это сложный, но крайне важный проект. Нам нужно построить современный «Кедровый тракт» – безопасный и эффективный маршрут между Европой и Китаем. Необходимость такого транспортного коридора, причем прежде всего безопасного, уже очень четко обозначилась, стоит только вспомнить последние события с блокировкой Суэцкого канала, нападения пиратов, а также текущую ситуацию в Афганистане. Это важно и для международных транспортных потоков. А для России «Кедровый тракт» имеет огромное значение еще и как возможность интеграции в глобальные производственные цепочки между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Как будут координироваться развитие транспортных сетей и строительство новых научно-производственных центров? Где могут появиться связанные с ними города?

– На всей протяженности транспортных коридоров как в Сибири, так и в других регионах нужно создать производственно-логистические центры, в которых должны быть обеспечены условия для развития перерабатывающих производств.

Такие центры будут осуществлять глубокую переработку промышленного или сельскохозяйственного сырья, будут поставлять продукцию и внутри страны, и на экспорт.

Производственно-логистические центры или кластеры с непосредственным доступом к транспортной артерии – «Кедровому тракту» – создадут практически безбарьерную среду для перемещения материалов и компонентов между участниками производственных цепочек, примерно как полуфабрикаты свободно перемещаются между цехами на производстве. Это будет очень серьезный стимул для развития промышленности в виде доступа к внутреннему и внешним рынкам сбыта.

Все это будет скоррелировано с ресурсными возможностями, которые огромны в Сибирском регионе, и спектр их очень широк.

Например, между Братском и Красноярском может быть создан промышленный центр с привлекательной экономикой и долгосрочным потенциалом роста «Медь и электротехника». Там есть все возможности не только для добычи, но и глубокой переработки меди и различных редкоземельных металлов для последующего производства отечественной продукции с высокой добавленной стоимостью.

В этом же районе может быть создан кластер, полностью сфокусированный на производстве продукции высоких переделов по переработке алюминия, – «Алюминиевая долина».

В Южной Сибири есть все возможности по созданию масштабной и высокодоходной добычи с более высоким переделом коксующегося угля.

В районе Канска имеется потенциал по созданию углехимического производства востребованных пластиков из неликвидного сырья.

(...)

Вокруг Лесосибирска имеется достаточный потенциал для создания кластера «Лес и строительные материалы» с высокой долей продукции верхних переделов и привлекательной экономикой. И это только верхушка айсберга.

Важно учитывать, что в мире все больше обращают внимание на то, какие источники энергии используются при переработке, насколько они экологически чисты. У Сибири в этом уже сейчас есть неоспоримое преимущество, ведь регион – кладезь «чистой» энергетики, здесь сосредоточено примерно 70% потенциала российской гидроэнергетики, который используется лишь на 10-20%. И этим конкурентным преимуществом нужно правильно распорядиться.

При этом благодаря имеющемуся профициту электроэнергии в Восточной Сибири при создании новых экономических центров будут необходимы инвестиции только в передачу энергии, а не в генерацию.

Хотя и потенциал развития новой энергетики в Сибири впечатляющий.

Будущей основой там должна стать водородная энергетика. Сейчас это развивающееся, перспективное направление, которое придет на смену нынешним технологиям. В Сибири могут быть созданы с нуля производства водорода, в том числе и для последующего экспорта.

В частности, палладий, которого в Сибирском регионе достаточно, благодаря своим свойствам и способности абсорбировать водород имеет широкие перспективы использования в водородной энергетике – в производстве материалов для хранения и транспортировки водорода, электродных материалов, катализаторов, топливных элементов и датчиков.

Во сколько оценивается развитие сибирских агломераций? Где может быть источник финансирования программы? В бюджете? В фонде национального благосостояния?

– На совещании у президента, где обсуждались важные макроэкономические проекты, не вспомню точно кто сказал: «Денег же нет». На что Владимир Владимирович ответил: «Их никогда не будет, если не начать что-то делать – никогда денег и не будет».

Вообще необходимыми условиями запуска успешных экономических проектов является достаточное наличие следующих факторов: природных ресурсов, энергии, технологий, людей и финансовых ресурсов. В Сибири сегодня в достатке ресурсов и энергии. Для начала достаточно людей. Так что требуется создать новые производства с новыми технологиями и определить финансовые источники для запуска процессов. Эти процессы позволят создать «новые стоимости» и дадут новые объемы и источники средств.

Мы говорим об экономике и долгосрочной программе инвестиций, а не о разовой трате средств. Вопрос именно в запуске программы развития и роста.

Советского Союза с Госпланом и Госснабом давно нет. Мы живем в других реалиях и хорошо это осознаем. Поэтому, безусловно, основным локомотивом капитальных инвестиций в реализацию макроэкономических проектов в Сибири наряду с государственными средствами должен являться частный капитал.

Задача государства и региональных властей – создать условия: обеспечить стабильный оптимальный налоговый режим, грамотное территориальное планирование, возведение базовой инфраструктуры, транспортной доступности...

Дополнительно можно стимулировать перенос и регистрацию в качестве налогоплательщиков штаб-квартир работающих в Сибири крупнейших российских компаний.

Методы, способы и инструменты для этого имеются в большом количестве и могут быть использованы в ходе проработки этой задачи.

Яркий пример – Транссиб длиною в азиатской части более 7,5 тыс. км, который был построен фактически за девять лет без современных бульдозеров и экскаваторов, с привлечением концессионного капитала. Разве мы не сможем этого сделать? То же самое и с месторождениями, которые также можно вовлечь в хозяйственный оборот.

Ведь это и производство здесь, и налоги здесь, и работа для наших людей тоже здесь. А мы вместо этого все больше продаем и вывозим сырье за рубеж. И не только чушки, а бывает, и просто руду.

Важно понимать, что на эти инвестированные в капитал средства регион получит не «рыбу», а «удочки», которые будут формировать значительные доходы для обновления существующей инфраструктуры и увеличения привлекательности условий проживания во всех сибирских городах.

Кто будет строить новые города и производства? Планируется ли привлечение в регионы Сибири большого количества мигрантов?

– Мы ведь говорим о долгосрочной программе развития Сибирского региона, на десятилетия, которая должна не только положить конец оттоку, но, самое главное, создать привлекательные условия для притока в Сибирь населения.

Создание экономических научно-производственных центров потребует инвестиций не только в экономику, но и, прежде всего, в создание привлекательных условий проживания и работы там людей. С учетом имеющейся уже транспортной инфраструктуры и ее наращивания в научно-промышленные центры будут интегрированы и сегодняшние сибирские города, которые получат дополнительные инвестиции на свое развитие.

(...)

Какой-то приток трудовых ресурсов на реализацию строительных проектов из наших бывших советских республик, наверное, должен быть. Но важно другое.

Смотрите, у нас сегодня европейская часть России, особенно Московский регион, избыточна с точки зрения наличия трудовых ресурсов, а за Уралом – наоборот. Все это приводит к дефициту и очень высокой стоимости жилья в Московском регионе, повышенной нагрузке на транспорт, социальную инфраструктуру, здравоохранение.

Почему люди из Сибири уезжают ближе к Москве? Потому что вокруг столицы более привлекательные условия жизни, широкие возможности качественного образования и гарантий трудоустройства с достаточным уровнем заработной платы.

Но в российской истории есть много примеров эффективного решения проблемы пространственного развития. Достаточно вспомнить о столыпинских реформах. Переселявшиеся в Сибирь крестьяне освобождались от части налогов, получали ссуды на обустройство, почти бесплатный проезд по железной дороге и даже, читал, им полагалась одна тягловая лошадь и корова. Люди освобождались от службы и рекрутирования ради освоения просторов Сибири. Почитайте, посмотрите отчет о тех программах 1914 года «Азиатская Россия».

В советские годы Сибирь принимала у себя сотни тысяч молодых людей, приезжавших на энтузиазме со всей страны на грандиозные стройки.

Многие оставались здесь работать, приехав с западных областей, Белоруссии, Украины, Закавказья, Поволжья, Средней Азии вместе с эвакуированными в годы Великой Отечественной войны предприятиями. Можно вспомнить и Фармана Салманова, молодого ученого из Баку, доказавшего сначала теоретически существование, а затем и открывшего колоссальные запасы углеводородов, нефти и газа в Сибири, которыми мы пользуемся и сегодня.

Далее для реализации мегапроектов того времени началась эпоха «комсомольских строек». В этот период были построены Красноярский алюминиевый завод, Саяно-Шушенская, Красноярская и Братская гидроэлектростанции, начато строительство шести заводов энергетического машиностроения под Минусинском, Красноярский экскаваторный и т. д.

Средний возраст населения в Саяногорске, где и я трудился на строительстве алюминиевого завода, составлял 29 лет и очень многие после завершения строительства остались там жить.

Можно продумать систему подъемных, льготных кредитов для приезжающих, предоставление по «сибирской» ипотеке благоустроенного жилья или земельных участков для строительства собственного дома. Увеличить размер материнского капитала и еще многое другое.

Эти и другие меры создадут так называемый эффект агломераций, когда вслед за приездом и концентрацией на какой-то территории новых людей, то есть потребителей, за ними приходит бизнес для оказания различных услуг: от туризма и торговли до образования, что вследствие повышения комфорта жизни приводит к еще большему притоку людей и дальнейшему расширению компаний сферы услуг. Все это хорошо проявилось в Москве и других крупнейших городах России.

Условия для людей, живущих в Сибири, должны стать совсем иными. Ведь почему возникла идея строительства новых городов, новых агломераций? Потому что современным городам нужно правильное зонирование. Вместо грязных промзон и бесконечных пробок должны быть грамотно спланированные пространства – и для работы, и для отдыха, и при этом обеспечивающие мобильность.

Когда вы начали разработку предложений по развитию Сибири, обсуждали ли эти планы с Владимиром Путиным? В какой перспективе считаете возможной их реализацию?

– По поручению президента в рамках Русского географического общества мы этим занимаемся более десяти лет с участием лучших ученых и практиков, а также ведущих экспертов Центра стратегических разработок.

Мне нравится изучать документы по истории, географическим изменениям и экономике регионов России. Во время рабочих поездок всегда вижу красоту, природные особенности регионов и живущих там людей. А Сибирь – моя Родина, моя душа всегда там. Недавно на встрече Владимира Путина с лидерами «Единой России» президент поручил правительству подготовить предложения по реализации этой программы. Работа идет очень активно и, думаю, осенью будет завершена. После согласования в правительстве она будет представлена президенту. Очень надеюсь, что новый состав фракции «Единой России» в Госдуме сделает ее продвижение одним из ключевых приоритетов.